ПОДРОБНЕЕ

Как коррупция стала международным брендом Украины

Реформы в Украине тормозят царствующая до сих пор коррупция в парламенте, подконтрольность СМИ и саботаж со стороны главы государства

За последние три года моя страна пережила отстранение от власти авторитарного президента Виктора Януковича, оккупацию части территорий и десятки тысяч человеческих жертв. Именно коррупция ослабила нашу армию и сделала страну легкой добычей России. Коррупция подорвала национальную валюту, лишила миллионы социальных гарантий и рабочих мест. Эта драматичная судьба, которую переживает наша страна на восточных границах Европы, заставляет нас каждый день посвящать борьбе за честную политику в Украине.

Два с половиной года назад я стал депутатом после 14 лет работы журналистом-расследователем. Описывая политику снаружи, я был готов столкнуться реальностью, но все равно шокирован цинизмом увиденного. Парламент Украины я называю самым большим бизнес-клубом Европы, где покупка членской карточки обязывает время от времени нажимать кнопки голосования, но главный бонус ты получаешь скрыто от глаз общественности – возможность заниматься переделом государственных денег во имя своего обогащения.

Старт-ап по-украински выглядит так: вложив несколько миллионов долларов в нечистоплотную выборную кампанию, через несколько созывов ты можешь стать мультимиллионером со своим частным самолетом и яхтой – как это произошло с одним из коррумпированных политиков Виталием Хомутынником. При этом для финансового успеха тебе не надо быть первопроходцем в каком-то бизнесе или инноватором – достаточно за взятки договориться о том, что будешь обслуживать украинский бюджет.  Таким заработкам позавидуют самые успешные звезды Кремниевой долины.

В стенах парламента коррупция витает в воздухе, и даже спустя два с половиной года после присяги мне сложно к этому привыкнуть. Иногда я слышу за своей спиной, как депутаты прямо сидя на месте для голосования решают бизнес-вопросы. Хоть это и запрещено Конституцией, но даже в нынешнем созыве Рады считается нормой совмещать бизнес и политику. Особенно отчетливо это видно, когда мы должны голосовать за бюджет. Заседания парламента продолжаются до 5 утра, чтобы удовлетворить коррупционные интересы всех центров влияния в политике. Правительству удается собрать голоса даже партий, которые декларируют свою оппозиционность. Одна из них, возглавляемая оголтелым популистом Олегом Ляшко, исправно голосует за бюджет в обмен на то, что предприятие их однопартийца получит более 20 миллионов евро из бюджета для производства пожарных машин.

В прошлом году наш парламент принял революционный закон – о финансировании партий из государственного бюджета, по аналогии с тем, который действует в Германии с 1960-ых годов. Я был автором этого закона, который входил в перечень требования Евросоюза для получения безвизового режима, и главный постулат, с которым я выступал с трибуны: публичные деньги в обмен на прозрачность партийных финансов. Докладывая этот закон, я видел сопротивление старых политических коррупционеров. Под их давлением закон был изменен — бюджетные деньги получают пока парламентские партии, которые не придерживаются финансовой гигиены.

В итоге, спустя полтора года после принятия закона политика остается мутной рекой, где молодые силы пытаются выжить в окружении коррумпированных рептилий. Главная же проблема этой борьбы в том, что президент Порошенко занял сторону старых политиков, использующих власть для набивания собственных карманов. В условиях саботажа в исполнении главы государства реформы идут намного медленнее, но они также необратимы, как и выбор украинских  граждан в пользу европейских ценностей, сделанный на Майдане во время Революции достоинства в 2014 году.

Тем временем все более очевидным становится, что желание действующего президента Порошенко переизбраться на второй срок на выборах 2019 года не только тормозит реформы, снижая его готовность к непопулярным мерам, но даже приведет к сворачиванию антикоррупционных достижений.

Для построения своей кампании Порошенко выбрал проверенные методы, которые я как журналист видел еще в конце 1990-ых во времена авторитарного президента Кучмы. Рецепт включает в себя консолидацию правоохранительных ведомств, блокирование критических материалов на телевидении, широкое использование средств теневого происхождения и дискредитацию конкурентов.

На сегодня под контролем президента Порошенко находится Служба безопасности Украины, роль которой в социальных процессах существенно возросла после начала агрессии пророссийских боевиков на востоке Украины. При чем спецслужба не брезгует не только следить за гражданскими активистами, независимыми журналистами и оппозиционными политиками, но участвует в решении бизнес-конфликтов. Поэтому наше молодое поколение регулярно посвящает разоблачению незаконных действий спецслужбы. Это привело к началу расследования деятельности одного из руководителей спецслужбы Павла Демчины, которое начало независимое Национальное антикоррупционное бюро.

Также в обойме президента Порошенко – Генеральная прокуратура, которую возглавляет его кум и бывший руководитель президентской фракции в парламенте Юрий Луценко. За год руководства  прокуратура остается нереформированной и заангажированной, а часть сотрудников в обход генерального прокурора подчиняется друзьям президента. Поэтому молодые политики и журналисты-расследователи регулярно выступают с разоблачением теневого влияния на прокуратуру, что привело к отставке трех генеральных прокуроров за три года

Еще одно силовое ведомство, которое накануне выборов президента может оказаться в руках президента – это Государственное бюро расследований. По итогам конкурса на должность руководителя, оба фаворита полностью подконтрольны президенту. Также под влиянием администрации Порошенко находятся новосозданные органы – агентство по предотвращению коррупции и антикоррупционная прокуратура.

Единственным по-настоящему независимым органом является Национальное антикоррупционное бюро, которое недавно спровоцировало громкий политический скандал, арестовав приближенного к президенту руководителя фискальной службы Романа Насирова. Президент, понимая, что антикоррупционные расследования рано или поздно выйдут на его соратников, ведет кулуарную борьбу по дискредитации НАБУ.  Последний месяц в парламенте мы потратили на то, чтобы сорвать планы администрации президента назначить заангажированного аудитора НАБУ, что предполагало бы дальнейшее увольнение руководителя бюро. Этот сценарий удалось сломать только беспрецедентной консолидацией усилий политиков-антикоррупционеров, гражданских активистов и западных дипломатов.

Кроме силовиков, ускоренными темпами идет консолидация медиа. Лояльность олигархических телеканалов для президента Порошенко обеспечена совместными схемами заработка, как, например, в энергетике, где Порошенко через подконтрольного государственного регулятора создал условия для получения сверхприбылей основателем донецкого клана Ринатом Ахметовым.  А те масс-медиа, которые принадлежат соратникам сбежавшего Януковича, находятся на крючке у нынешней власти – их шантажируют закрытием и наложением больших штрафов. Впрочем, тотальная цензура больше невозможна в Украине – у нас независимые социальные сети и онлайн-телевидение стали главным источником информации для значительной части населения.

На фоне контроля над силовиками и масс-медиа, Порошенко получает неконкурентное преимущество перед другими конкурентами.  А против всех активистов, журналистов и государственных служащих, которые занимаются расследованием нечистоплотности власти, проводится кампания дискредитации с использованием информации, собранной спецслужбами. Этим целям даже призвано помогать украинское «Ольгино» — центр продуцирования фейковых интернет-пользователей и новостей для проведения информационных атак против оппонентов власти. На малоизвестных сайтах регулярно появляются ложные сообщение о том, что сами антикоррупционеры ведут образ жизни на широкую ногу, публикуют фотомонтаж компрометирующих встреч. Затем эти лже-новости попадают в широкие массы после заявлений продажных «экспертов» или провластных политиков.

Последний пример такой борьбы – это введение системы электронного декларирования активов и заработков гражданскими активистами, которые борются с коррупцией. Закон, списанный с путинского акта об иностранных агентах, призван обуздать независимые голоса. Но на практике, думаю, это приведет к обратному результату, а провластные идеологи такого наезда только настроят против себя часть общества

Действующий президент все еще остается уязвимым перед общественным мнением. Обвал его рейтинга заставляет прислушиваться к голосу как социальных сетей, так и протестующих. Поэтому в последнее время он вынужден был пойти на уступки и отменять непопулярные решения или же публично высказаться в поддержку общественных инициатив.

Глобальная ошибка президента Петра Порошенко в том, что он пытается пойти против законов истории. Борьба с коррупцией стала международным феноменом, от Румынии до Южной Кореи, от Бразилии до Индонезии. После Революции достоинства это теперь политическая мода в Украине. И перед действующим президентом есть выбор. Он может возглавить это движение, но для этого  придется выполнить обещание, данное три года назад в инаугурационной речи. Тогда, цитируя сингапурского авторитарного лидера Ли Кван Ю, Порошенко потребовал от новых правоохранительных  органов посадить в тюрьму «трех друзей», связанных с коррупцией. Альтернатива этому – начать охоту на ведьм по российским выкладкам, атакуя общественных активистов и антикоррупционные органы, пытаясь вернуть утраченный рейтинг лозунгами псевдопатриотизма, декоммунизации, антироссийской пропаганды и популизма.

Сергей Лещенко

Источник: 112.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ