ПОДРОБНЕЕ

Коррупция наносит ответный удар

92,1 миллиардов гривен – сумма, стоит того, чтобы за нее побороться, не так ли? И это только кусок потенциально коррупционного жирного пирога.

Эти миллиарды – сумма закупок “Нафтогаза Украины”. А есть еще сотни миллиардов на Укрзализныцю, Укрпочту, Укртрансаммиак, Центрэнерго, Укрспирт и десятки других компаний – в государственной собственности. И безграничные возможности обогатиться.

Последние три года миллиарды “Нафтогаза” были фактически потеряны для “большой” коррупции. Там появилась и действует система корпоративного управления. С настоящим, действительно независимым Наблюдательным Советом, где трое из пяти членов отобраны в настоящем открытом конкурсе. Они – опытные иностранцы, с незапятнанной репутацией и профессиональные знатоки рынка нефти и газа.

Члены Наблюдательного совета имели амбициозные планы – сделать из Нефтегаза высокотехнологичную компанию с прозрачными финансами и управлением. И им удавалось. Компании группы “Нафтогаз” уже работают через Prozorro. Более того, не прописывают условия тендеров под конкретных поставщиков. Наоборот, ищут дополнительных! Сами рассылают поставщикам приглашения на аукционы. Анализируют цены на рынках. В прошлом году так сэкономили компании 5,9 миллиардов гривен. Неплохо.

Но до последнего времени в “Нафтогазе” оставалась такая себе “черная дыра” – «Укртрансгаз» (УТГ). Когда аудит показал, что с одной стороны, – злоупотребления в Укртрансгазе точно есть, а с другой – украинские правоохранители их «не замечают» – иностранцы в Наблюдательном Совете “Нафтогаза” проголосовали за увольнение его руководителя господина Прокопива, руководства которого в Укртрансгазе происходили тендеры с условиями, прописанными под конкретных поставщиков.

Несколько быстро отмененных тендеров, сразу после назначения в УТГ новых менеджеров, привели к тому, что где-то в больших поместьях в Конча Заспе хватались за сердце очень серьезные люди. Потому что речь об утраченных миллиардах!

Так украинский политикум/бюрократиум/клептократиум ощутил реальную угрозу.

Тихая, но достаточно эффективная операция “Коррупция наносит ответный удар” началась быстро.

Начали, конечно, с традиционных профилактических методов – заказные информационные кампании (думаю, у менеджеров “Нафтогаза” целые коллекции статей о себе, где правда – лишь имя и фамилия героя), “наезды “правоохранителей” (в Укргаздобыче они уже как родные), и остальные методы “быстрого реагирования”. Но профилактика не сработала – реального “компромата” найти не удалось.

И в бой ринулся безотказный спецназ украинской коррупции – правительственная бюрократическая машина.

Сначала реформу системы корпоративного управления пустили на тормоза – она затерялась где-то в тонах правительственных бумажек. Вот вы слышали что-то о создании новых Наблюдательных Советов в крупных государственных компаниях с участием реально независимых директоров? И я не слышал.

А вот о том, что Кабинет Министров постепенно меняет правила игры в сфере государственного управления хорошо известно (процедуры, к счастью, публичные).

Итак. Начали с изменений в устав “Нафтогаза”, которые существенно перераспределили полномочия таким образом, чтобы менеджмент – искренне ненавистные нашим политическим клептоманам Коболев, Витренко и их команда – были максимально опекаемы Наблюдательным Советом. И, что важнее, – потеряли возможность самостоятельно решать вопросы назначения и увольнения руководителей в компаниях группы.

Далее на Кабмине тихонечко внесли изменения в положение о Наблюдательном Совете. Расширили его состав, очевидно, готовя кресла для «своих».

Затем сформировали конкурсную комиссию – разумеется, исключительно из “доверенных” и “понятных” персонажей: исключительно из чиновников нескольких министерств.

Одновременно с этим, за общим шумом по поводу введения электронного декларирования, следует отметить интересную деталь этого, безусловно феерического, закона. Деталь, которая, возможно, является настоящей целью изменений в закон о электронное декларирование.

Вместе с активистами Закон обязал подавать электронные декларации и членов наблюдательных советов государственных компаний. Что автоматически значительно уменьшает вероятность появления там иностранцев. Потому что с нашей системой электронного декларирования они возиться гарантированно желания иметь не будут – что, в частных беседах, и подтверждают.

Остался последний шаг – провести конкурс. Но это в нашем правительстве научились имитировать виртуозно. Далеко ходить не надо – результаты “конкурса” в НАЗК у всех перед глазами. Роман Насиров тоже, как известно, был отобран на открытом конкурсе.

Поэтому, как только изменится состав Наблюдательного Совета, “Нафтогаз” точно получит вливание… хотя… «свежей кровью», чувствую, этих людей назвать будет трудно. А то, что они будут пытаться диктовать менеджменту, что, как и на какую сумму делать – в этом я не сомневаюсь.

И так на всех фронтах – клептоманы от политики сначала «откатывают реформу» – вот как это сейчас происходит в Нафтогазе, где она тяжело, мучительно и совсем не идеально, но происходила. При том, заметьте, реформа корпоративного управления там реализована лишь процентов на 40, не больше. Потому хоть все планы и были утверждены самим же Кабинетом министров, но уже месяцев девять как правительство их срывает или замораживает. Откатывает, словом.

Ну а после успешного «реформирования» реформы Нафтогаза, можно дальше браться за другие государственные компании. И реформировать их уже “по-новому”.

P. S. Очень хотелось закончить конструктивно. Но никаких идей, кроме рекомендации почитать принятые ранее постановлениями Кабмина планы – большинство которых еще и закреплены международными обязательствами и договорами – и вернуться к их выполнению, не возникает.

Источник: biz.nv.ua

Александр Харченко

Александр Харченкодиректор Центра исследований энергетики 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ