ПОДРОБНЕЕ

Наталья Мильчакова: всего 330, или почему провалилась большая приватизация в 2016 году

Большая приватизация в 2016 году снова провалилась. Власть хотела получить от приватизации 17 млрд грн поступлений в бюджет. Однако в реальности по итогам 2016 года получили чуть больше 330 млн грн.

Без 78%

В 2016 году приватизация госсобственности в Украине провалилась, причем не в первый раз. От продажи госпредприятий в 2016 году госбюджетом Украины было получено всего 330 млн гривен (менее $12,2 млн), хотя власти рассчитывали привлечь 17 млрд гривен (в эквиваленте примерно $630 млн). Попробуем разобраться в причинах провала.

С чисто математической точки зрения причина заключается в том, что в 2016 году никто из инвесторов не польстился на наиболее «лакомый кусочек госимущества», по мнению властей, – на Одесский припортовый завод (ОПЗ), одно из крупнейших предприятий химической промышленности Украины.

На ОПЗ производится преимущественно аммиак и жидкий азот. В 2016 году почти 100%-я доля в капитале завода выставлялась Фондом госимущества Украины (ФГИ) на продажу дважды – в июле (по цене в 13,18 млрд гривен) и в декабре (по цене в 2,6 раза дешевле предыдущей – т.е. по 5,16 млрд гривен). Но оба раза ни одного желающего подать заявку не нашлось, даже несмотря на солидный дисконт к цене в декабре. Если бы власти удалось продать ОПЗ с первого раза за 13,18 млрд гривен, то только одна эта успешная сделка помогла бы выполнить план по привлечению доходов от приватизации госимущества на 78%.

А продажа этого завода с существенным дисконтом к цене в декабре, если бы состоялась, могла бы помочь ФГИ привлечь хотя бы треть от запланированных доходов от приватизации.

Конечно, трудно было ожидать очереди инвесторов на покупку завода в период экономического кризиса, да еще с учетом того, что ОПЗ, по меркам международных инвесторов, предприятие далеко не самое крупное (с выручкой в эквиваленте чуть более $400 млн), при этом с довольно невысокой рентабельностью (по данным отчетности за 2015 год операционная рентабельность ОПЗ составляла 4,9%, а норма чистой прибыли завода – всего 1,9%, при этом годом ранее завод вообще работал в убыток). А обязательства завода (представленные преимущественно кредиторской задолженностью) в 2015 году более чем втрое превышали размер его собственного капитала, что говорит о возможных трудностях предприятия с погашением задолженности в будущем.

Более того, проблемы с погашением долга у ОПЗ уже начались: незадолго до приватизации Стокгольмский арбитражный суд разрешил одному из крупных кредиторов завода – компании Ostchem Holding Limited, принадлежащей Дмитрию Фирташу, взыскать с ОПЗ долги в эквиваленте примерно $250 млн.

То есть на продажу в июле 2016 года завод был выставлен, будучи уже обремененным не только долгами, включая просроченные, но и судебными разбирательствами, что должно было существенно понизить стоимость такого актива.

Однако руководство предприятия сначала имело другое мнение о стоимости завода. В начале 2016 года первый заместитель директора ОПЗ амбициозно заявлял в СМИ, что завод можно будет продать за «миллиард долларов», объясняя свое мнение тем, что якобы в 2016 году «цены на природный газ будут снижаться», и одновременно запугивая то ли власти Украины, то ли потенциальных инвесторов потенциальной остановкой производства на предприятии, если его не продадут по выгодной цене.

Вряд ли рациональный инвестор будет покупать компанию с долгами, которой еще грозит остановка производства. Впрочем, на сегодняшний день ОПЗ, который так и не продали, производство остановил.

Теперь украинский ФГИ рассматривает вариант сдачи в аренду имущества ОПЗ вместо продажи. Видимо, осознав, что покупателя на такой актив найти не удастся. По сообщениям СМИ, предложений от потенциальных арендаторов имущества ОПЗ ожидают до 24 февраля 2017 года.

Неудачи приватизации ОПЗ, равно как и провал приватизационного плана на 2016 год глава Фонда государственного имущества Украины Игорь Билоус объяснил следующим образом: «Мы слишком переоцениваем стоимость госсобственности и уровень ее привлекательности. У нас более 90% госактивов введены в эксплуатацию 50–150 лет назад, их отдельные части украдены или незаконно проданы, а если говорить о госпредприятиях — большинство имеет значительные долги. Все это бьет по их привлекательности».

Не ОПЗ единым

Глава ФГИ в интервью также сокрушался, что в настоящее время многие подлежащие приватизации объекты ведомству приходится выставлять на продажу по 8-10 раз, снижая их цену. В условиях мирового и острого внутреннего экономического и политического кризиса завышение цен активов совершенно необоснованно, однако, имеются и другие факторы недостаточной привлекательности украинских предприятий.

Проблема даже не в том, что бюджет Украины срочно нуждается в дополнительных средствах. По данным министерства финансов Украины, государственный долг, включая гарантированный государством долг, в 2016 году достиг 100% ВВП. Дефицит госбюджета в 2016 году вырос с 45 млрд гривен до более 73 млрд гривен (около 3% ВВП), а возможности привлекать дополнительные доходы ограничены, поэтому государство очень рассчитывало на получение доходов от приватизации, однако, этот план потерпел неудачу.

Более фундаментальная проблема стабилизации экономики Украины заключается в ее сильной зависимости от международных кредиторов, и, в том числе – в жестких требованиях к этой стране со стороны Международного валютного фонда, выполнение которых необходимо в обмен на дальнейшее предоставление кредитов. Такими требованиями являются, прежде всего, приватизация госимущества, а также сокращение зарплат госслужащим и работникам госпредприятий, сокращение расходов бюджета и т. д.

Поэтому, скорее всего, размер дохода от приватизации для властей Украины менее принципиален по сравнению с вопросом о продолжении финансирования Украины со стороны МВФ.

Такая политика МВФ, равно как и слепое следование властей Украины далеко не выгодным для страны экономическим рекомендациям, давно вызывает критику даже на Западе. В частности, британский экономист Майкл Бёрк (Michael Burke) в статье, опубликованной в газете The Guardian еще в 2014 году, писал: «Эффектом вмешательства МВФ, действующего скорее в интересах западных кредиторов, чем украинского народа, будет лишь дальнейшее обнищание населения Украины».

Кумовство и коррупция

Есть и еще одна фундаментальная проблема. Напомним, что ОПЗ еще до событий 2013-2014 года неоднократно выставлялся на продажу, но покупателей на этот актив даже в более стабильные для Украины времена не находилось.

Интерес к инвестициям в завод когда-то высказывал Европейский банк реконструкции и развития, но в результате никаких иностранных инвестиций в ОПЗ так и не было осуществлено.

По всей видимости, потому что еще до текущего экономического и политического кризиса опасения потенциальных инвесторов в украинские активы, особенно иностранных, вызывали кумовство и коррупция, которые могли бы существенно заявить о себе в ходе приватизации многих украинских активов. И уже в ходе попыток приватизации ОПЗ, предпринимаемых в 2016 году, в украинских и даже в некоторых западных СМИ появлялись сообщения, что заводом интересуются компании, принадлежащие близким к нынешним властям Украины бизнесменам.
Украинские СМИ, в частности, издание «Экономическая правда» в декабре 2016 года сообщило о подготовке ФГИ плана по сворачиванию приватизации Одесского припортового завода.

По данным издания, возможно, что через некоторое время будет объявлен так называемый открытый конкурс для определения поставщика газа на завод. Его может выиграть малоизвестная компания и в результате на ОПЗ будет поставляться газ по завышенным ценам, который будет оплачиваться, скорее всего, «за счёт кредитования государственными банками», причем эта серая схема не нова для Украины и ранее могла применяться на других предприятиях.

Неудивительно, что инвесторы не стремятся приобретать активы в стране, где ведение бизнеса сопряжено с рисками. Напомним, что в международном рейтинге Doing Business 2016 года, составляемого ежегодно Всемирным банком, Украина занимает 83-е место. Из европейских стран Украина в данном рейтинге опережает только Албанию.

Однако ранее инвесторы, в том числе западные, интересовались некоторыми другими промышленными предприятиями Украины, которые считали достаточно перспективными для вложений капитала. В частности, речь идет о компании «Центрэнерго», которая является одним из ведущих украинских производителей электроэнергии. Принадлежащие холдингу «Центрэнерго» Углегорская, Змиевская и Трипольская ТЭЦ в общей сложности контролируют 14% генерирующих мощностей Украины.

Но в текущем году, по всей видимости, госпакет акций «Центрэнерго» не будет выставлен на торги.

Компания могла бы быть даже более интересна инвесторам, чем Одесский припортовый завод, хотя бы потому, что она публичная, и ее акции торгуются на украинском фондовом рынке, а публичность компании предполагает ее более высокий уровень информационной прозрачности, публикацию отчетности по международным стандартам и т. д.

Тем не менее, компания не продается даже не только потому, что цена ее будет, вероятно, занижена в разы по сравнению с рыночной капитализацией (чуть более 4 млрд гривен), и даже не потому, что ОПЗ продать не удалось, но, вероятно, и по некоторым другим причинам.

Одной из таких могло быть отсутствие интереса инвесторов, связанное с тем, что в правление холдинга входят люди, которые, по сообщениям СМИ, близки к президенту Украины Петру Порошенко, и это наводит инвесторов на мысли о кумовстве и несправедливом распределении госсобственности.

Таким образом, приватизация украинских активов будет пробуксовывать до тех пор, пока в стране не улучшится ситуация с прозрачностью собственности и деловым климатом, либо не будут проведены реальные институциональные реформы, в интересах страны и народа, а не МВФ и тех лиц, которые зарабатывают миллиарды на серых схемах с госсобственностью.

Наталья Мильчакова, заместитель директора аналитического департамента Альпари

Источник: news.finance.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ