ПОДРОБНЕЕ

Как после реформы полиции следователи не хотят заниматься расследованием дел об изнасиловании

Два случая, и в обоих следователи просто убеждали жертв насильников забрать заявления

Вчера патрульные задержали серийного насильника. Патрульные в этом случае действительно молодцы, с чем их и поздравляю. Главное, чтобы дело дошло до суда, и он вынес надлежащее решение.

Дальше — немного о собственном опыте пересечения с насильниками во время несения службы.

Во время службы в патрульной полиции я дважды в составе разных экипажей в разных районах г. Киев задерживал подозреваемых в совершении изнасилования. Дважды жертвы (в этих случаях — женщины) указывали на этих людей. И дважды эти дела никуда не доходили…

Случай первый. Осень. Теремки. Поздний вечер. Густой туман. Возле дороги стоит девушка, увидев патрульный автомобиль — останавливает. Вся в слезах. Изнасиловали. Сажаем ее в машину, выясняем приметы, передаем информацию другим экипажам, прочесываем территорию. Вдруг за метров 400 замечаем молодого парня, девушка указывает на него. Он, увидев «Приус», пробует убежать, после наших команд ему — передумывает.

Эта девушка работала в баре. Этот парень — частый посетитель. Завозим обоих в участок полиции.

Не знаю, как должен происходить опрос потерпевшей в изнасиловании, но мое внутреннее чувство подсказывает, что точно не так, как он проходил в тот вечер.

Вываливает следак мужского пола, который зол на этот мир за то, что его посреди ночи разбудили (его смена дежурства, кстати), в грубой форме расспрашивает у потерпевшей подробности этих событий. Этим доводит несколько раз ее до истерики.

Все происходит так — общение со следаком — истерика, потом патрульные успокаивают (во втором случае — будет ниже — то же самое). И так несколько раз.

Потом он завел ее отдельно в какой-то кабинет (уже без патрульных), из которого она вышла со словами, что написала отказ по заявлению, поскольку следак убедил ее, что ничего не докажет.

Никаких направлений на экспертизу и всего дальнейшего, что должно бы быть в этом случае — нет, не слышали.

Я тщательно проанализировал для себя ту ситуацию. Где мы, как патрульные, что-то упустили, где не дожали (хотя, по логике вещей, мы как патрульные не должны были бы этим заниматься, но это уже другая философия: мировоззрение новых патрульных, которые шли в структуру что-то изменить, и мировоззрение остальных…).

Я уже был уверен, что, если не дай Бог, подобное случится в будущем — мы доведем все до конца.

Но не все случилось как хотелось, поэтому случай второй. Лето. Лесной массив. Рано утром. Скучная такая ночь была. До смены экипажей остался часик-полтора.

Тут к нам обращается таксист. Говорит, что у него в машине женщина, которая его остановила, ничего объяснить не может… только то, что ее изнасиловали…

При общении с нами она говорила несколько фраз, которые были разбросаны и логично, и в хронологической последовательности. Даже то, как ее зовут, где проживает, номер мобильного или домашнего телефона родственников и т.д. Мы минут 20 потратили на то, чтобы ее понять, помочь сложить этот пазл.

А пазл сложился примерно так: вечером она познакомилась с какой-то барышней, которая ее чем-то угостила, после чего она смутно помнит. Потом у нее пропал телефон, а та барышня отвела к какой-то автостоянке во дворах, где двое охранников изнасиловали. Ну, и били по голове, чтобы не сопротивлялась.

Начинаем кататься по Лесному, от стоянки до стоянки — все не те. Вдруг, уже потеряв надежду и имея в планах ее довезти домой, она замечает именно ту стоянку. Выходим — на входе никого нет. В кабинке спит пьяный один охранник (это к вопросу, насколько люди уверены, что с их авто ничего плохого не произойдет ночью — они же их хранят на стоянках с охраной, деньги за это платят), другой — выползает из-за кабинки, тоже трезвый от и до.

Первая его фраза, увидев нас и эту женщину, — «Ты ничего не докажешь!».

При этом мужики эти уже не молодые. Одному за 40, другому — до 60, кажется. Потерпевшая указывает на эту кабинку, все подробности и варианты секса, который реализовывали эти «альфа-самцы» (к счастью, в экипаже у нас была девушка — что облегчало дело).

На место вызвали следственно-оперативную группу (СОГ), которая почему-то сделала акцент на исчезновении телефона, а не на иных обстоятельствах дела — забили.

Я, послав подальше всю эту субординацию и формальности, нагло и четко сказал полковнику из СОГа, что я об этом думаю. Начали принимать заявление и об избиении, и об изнасиловании. И тоже те же шатания, что и в первом случае (с успокоением потерпевшей).

Медик из бригады СМП нам четко указал, какие части одежды надо взять на экспертизу, потому что там есть похожие следы на доказательства.

Далее следак говорит — как мы одежду заберем, она же будет без ничего?

Моя напарница стала обращаться к прохожим, которые уже спешили на работу, чтобы может кто-то какую-то одежку из дома принес для потерпевшей. Нашли.

Дальше команда от СОГ везет пострадавшую в больницу СМП (то, что в Киеве называют НСП), там свои шатания (это отдельная тема), но в конечном итоге мы добиваемся обследования. Но только травм. Решение врачей — госпитализация.

Остается вопрос об изнасиловании. В БСМП рекомендуют завезти потерпевшую в какую-то клинику рядом, где есть гинеколог. И даже дают нам бригаду, которая завозит ее туда.

Врач сделала осмотр, указывает на наличие вещества, похожего на сперму, ориентировочное время его попадания. Но она вывод не может сделать, так это дело судмедэкспертизы, и «следователь должен был дать направление» (что он, конечно, не сделал).

Решаем, по согласованию с нашим руководством, везти ее в контору, которая это проводит.
Но это был праздник, ни один телефон не отвечал, в отделении полиции заверили, что те сегодня не работают.

И это ужасно, друзья! В праздники и накануне праздников, получается, лучшее время для подобных преступлений… (эту информацию, кстати, я рассказал людям из новой команды Минздрава, в частности Татьяне Тимошенко — очень надеюсь, что это решится).

Завершилось все это тем, что мы завезли потерпевшую в БСМП на госпитализацию для обследования травмы, в частности головы.

Одним словом, патрульные, и конкретно я, в этих случаях проиграли следователям. Но главное — проиграли граждане в своем праве на защиту…

А трое мудаков вышли сухими из воды, и кто знает, сколько еще подобных подвигов сделают.

Чтобы вы понимали, та смена у нас закончилась около 16:00 (когда на базе мы появились где-то в 18:00 предыдущих суток). Тогда я впервые чуть не сбил пешехода, которого я не заметил…

…Но, потом выяснилось, что заявления об изнасиловании нет. Исчезло. Растворилось. Стало невидимым.

Богдан Пацкань

Источник: 112.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ