ПОДРОБНЕЕ

The Nation: главная проблема Украины ультраправые силы, а не коррупция

Коррупция является важной, но далеко не единственной проблемой Украины. Не менее опасны для страны украинские ультраправые. Администрация Дональда Трампа должна обратить на эту проблему пристальное внимание, пишет авторитетное издание The Nation.

Новая американская администрация Дональда Трампа должна сделать своим приоритетом изучение той роли, которую США сыграли в «украинском кризисе». В течение последнего года Вашингтон фокусировал свое внимание лишь на том, что украинские власти не способны бороться с всепроникающей коррупцией, забывая о другом фундаментальном препятствии развитию демократии в Украине: ультраправые партии и организации, пишет авторитетное американское издание The Nation.

В сегодняшней Украине власть находится как у официальных органов, так и в руках вооруженных ультранационалистических батальонов, которые бросают вызов не только официальному Киеву, но также Евросоюзу и США.

Влияние националистов на политику Украины с помощью «вето через насилие» лучше всего видно в том, как они саботируют «Минские соглашения» по урегулированию  конфликта на Донбассе. Минск является ключевым фактором в вопросе снятия санкций с России, которые наносят ущерб европейским экономикам, а потому вызывают неудовольствие у таких стран, как Франция и Италия. Париж, Берлин и ООН неустанно повторяют, что выполнение «Минских соглашений» является единственно возможным решением конфликта на востоке Украины.

Для украинских ультраправых выполнение этих соглашений, в соответствии с которыми Киев должен предоставить Донбассу особый статус, предусматривающий, в том числе, право на использование русского языка, — это анафема. Соответственно, всякий раз, когда Запад подталкивает Украину к выполнению своих обязательств в рамках «Минских соглашений», ультраправые вмешиваются, зачастую, используя насилие.

В июле 2015 года Госдепартамент США предпринял беспрецедентные шаги в целях убедить Киев принят закон об особом статусе Донбасса – помощник госсекретаря Виктория Нуланд прилетела в Киев и вместе с послом Джеффри Пайеттом следила за тем, как в парламент был внесен этот законопроект. Месяц спустя, во время рассмотрения документа в первом чтении, националисты возле парламента бросили гранату в строй правоохранителей и убили четверых нацгвардейцев и ранили еще более 100. Законопроект так и не был принят.      Примерно через год после этого лидеры Франции и Германии, чьи экономики страдают от антироссийских санкций, попытались «вдохнуть жизнь» в мирный процесс, пытаясь убедить Киев провести выборы на Донбассе, что является одним из пунктов «Минских соглашений». В ответ на это националисты из батальона «Азов» Андрея Билецкого заявили, что его бойцы снесут парламент, если он попытается утвердить такие выборы. В подтверждение серьезности этих угроз по улицам Киева прошли маршем 10 тысяч человек. Разумеется, никакие выборы на Донбассе назначены не были.

Помимо препятствования мирному процессу ультраправые попируют законы, сеют нестабильность, подрывают демократические институты в Украине. Банды, связанные с батальонами «Азов», «Айдар», «Правый сектор» и «Торнадо» вступают в вооруженные стычки с полицией, оказывают давление на суды и выборы, поджигают здания, в которых располагаются СМИ, крушат советские памятники, угрожают журналистам, открыто заявляют о намерениях свержения законных властей.

Трудно себе представить, что власти вот уже три года терпят такие посягательства на свою монополию на применение силы, однако практически все подобные действия националистов остаются безнаказанными.

Одна из причин, почему власть не в состоянии совладать с батальонами, состоит в том, что это – наиболее яростные, наиболее боеспособные силы украинского воинства. Сложно использовать Национальную гвардию для восстановления правопорядка, так как в ней самой достаточно националистических подразделений. Кроме того, ультраправые пользуются покровительством двух очень влиятельных в Украине политиков – спикера парламента Андрей Парубия и министра внутренних дел Арсена Авакова.

Оба сыграли заметную роль в продвижении неонацистских сил во время Майдана 2013-2014 годов, в результате которого был свергнут коррумпированный, но все же демократически избранный президент Виктор Янукович. Парубий имеет давние связи с ультраправыми – он был соучредителем Социал-национальной партии Украины (впоследствии «Свобода»), которая использовала неонацистские символы и чье название, согласно немецкому изданию Der Spiegel, имеет четкие ассоциации с Нацисткой партией.

Хотя Парубий формально не связан с ультраправыми с начала 2000-х, он с гордостью вспоминает о своем прошлом – в одном из интервью в 2015 году он заявил, что его «ценности» с тех времен не изменились. Показательно, что в пресс-релизах о визитах Парубия в США и его встречах с членами Конгресса и представителями аналитических центров отсутствует какая-либо информация о том, что он более десятилетия был связан с неофашистскими организациями.

Аваков, в свою очередь, превратил отряды самообороны Майдана в хорошо вооруженные парамилитарные подразделения, которые воевали на Донбассе, а также подавляли протесты в русскоязычных городах, которые не попали в руки ополченцев. Эти подразделения «прославились» ужасающими актами насилия, пытками, похищениями, убийствами, о чем неоднократно сообщали ООН и Amnesty International.

После того, как он стал министров внутренних дел, Аваков начал продвигать людей, таких, как ветеран неонацистской организации «Патриот Украины» и батальона «Азов», который недавно стал исполняющим обязанности главы Национальной полиции Украины. Национальная полиция, которая финансировалась США и за американские деньги обучалась и экипировалась, стала символом того, как Вашингтон ведет Украину к демократии. Сегодня же ею руководит человек, имеющий связи с неонацистами.

Неудивительно, что неудобные для националистов расследования в Украине не проводятся. Например, расследование — по просьбе Совета Европы — событий 2 мая 2014 года, когда 48 пророссийских активистов заживо сгорели в здании в Одессе, куда они бежали от преследований радикалов. Когда на ультранационалистическом сайте были обнародованы персональные данные журналистов, работавших на Донбассе, которых заклеймили как «пособников террористов», волна возмущения прокатилась по всему миру, начиная с The New York Times, заканчивая ОБСЕ. Этот сайт связан с Аваковым, и его так и не закрыли, несмотря на призывы западных медиа.

Заигрывание Киева с ультраправыми вызывает даже возмущения в Польше, являющейся главным союзником Украины и недругом Кремля. Нынешним летом одна из улиц Киева получили имя Степана Бандеры, руководителя организации, на совести которой жизни тысяч евреев и поляков в годы Второй мировой войны. В ответ на это польский парламент единогласно принял закон, которым признал эти действия геноцидом со стороны украинских националистов. Настойчивые попытки Киева возвеличить Бандеру и его организацию (Организация украинских националистов, ОУН) существенно ухудшили отношения между Украиной и Польшей. Недавно украинский флаг демонстративно сожгли в Польше.

Вашингтон, безусловно, прав, когда пытается добиться от Киева борьбы с коррупцией – как написала в своей редакционной статье The New York Times, США «не могут продолжать швырять деньги в коррумпированное болото, если власти не начнут играть по демократическим правилам, которых требовали украинцы во время протестов». При этом вооруженные расистские организации, имеющие влияние на внутреннюю и внешнюю политику Украины не менее опасны, чем коррупция. Особенно важно обратить внимание на эту проблему в 2017 году, поскольку по всей Европе набирают силу ультранационализм, расизм, антисемитизм. Вашингтон должен прекратить игнорировать проблему в лице ультраправых в Украине, в противном случае, это может быть истолковано таким образом, что США поощряют подобные «ценности», как внутри страны, так и за рубежом.

Источник: rian.com.ua

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ